-
Часы работы зоопарка:
  • летнее время 10:00–20:00 (касса работает до 19:00)
  • зимнее время 10:00–18:00 (касса работает до 17:00)
  • Каждый последний понедельник месяца - закрыто на санитарный день.
Версия для слабовидящих
телефон зоопарка
8 (351) 263-18-64
г.Челябинск, ул. Труда, 191
интерактивная
карта зоопарка
схема
проезда
Главная На каком расстоянии слышит лягушка?
 

Новости

 

На каком расстоянии слышит лягушка?

198
 
22.01.2024
 

 

Если коротко: а кто ж его знает?

Подробности. Не спешите возмущаться и кидаться тапками в экскурсовода, ей самой грустно. Хорошо было ученым древности, когда естествознание, как и вся наука, были, по сути, частью философии. Умозрительные заключения не просто допускались – они были абсолютной нормой. Сказал Аристотель, что мухи восьминогие, а у женщин зубов меньше, чем у мужчин, значит так и есть. А ловить мух, пересчитывать лапки, и уж тем паче заглядывать в рот женщине – это все недостойно истинного патриция, и вообще, перепроверять – учителя не уважать! Чтобы вы понимали масштаб трагедии, только в 18(!) веке Карл Линей поймал муху и посчитал количество ног.

Жаба-ага
 
Жаба-ага

В средние века ситуация стала меняться, но очень медленно. Во-первых, обстановка не располагала: одно неосторожное движение или высказывание и тебя уже объявили пособником дьявола, еретиком и волокут на костер. Во-вторых, способы мышления и осмысления мира меняются еще медленнее, чем методы этого познания. Можно изобрести микроскоп, телескоп, магнитно-резонансный томограф, но для того, чтобы получить с их помощью ответы, нужно задать правильные вопросы и быть открытым к различным интерпретациям. Во времена Аристотеля не было недостатка ни в мухах, ни в женщинах, да и считать античные философы умели. Просто полагали, что это не нужно.

Картина из Бестиария «Тигр»
 
Картина из Бестиария «Тигр»

В эпоху средневековья появляются такие замечательные труды, как бестиарии. Их можно считать первым научпопом, хотя, откровенно говоря, это был больше «поп», чем «науч». Стремясь рассказать читателю о животных из заморских стран и не имея возможности наблюдать их воочию, авторы опирались на рассказы, а то и откровенные россказни «очевидцев», и сами не гнушались добавить чего-нибудь от себя для большей увлекательности и поучительности. Так и появились пеликаны, выпаивающие детенышей кровью своего сердца, леопарды, источающие гипнотический запах и ежики, заботливо несущие детям наколотые на иголки виноградинки. Некоторые выдумки оказались такими стойкими, что до сих пор ежиков, которые в природе отдают предпочтение насекомым и мелким позвоночным, изображают в мультфильмах с яблочками и грибочками на иглах, а в том, что страусы прячут голову в песок, и вовсе уверен каждый третий.

Картина из Бестиария «Пеликан»
 
Картина из Бестиария «Пеликан»

Иногда получить ответы на, казалось бы, простые вопросы оказывается весьма непросто. Это сегодня каждый школьник знает, что есть перелетные птицы и они каждую зиму улетают куда-нибудь на юг. А вот в средние века это не было так очевидно и были даже предположения, что ласточки ночуют в иле на дне водоема. Правда нашелся изобретательный человек, который «окольцевал» птицу красной ленточкой и, когда птица вернулась, увидел, что лента выцвела на солнце. Стало очевидно, что ни в какой ил ласточка не зарывалась, но где именно она провела зиму, осталось тайной.

«На каком расстоянии слышит лягушка?» Отвечает экскурсовод., изображение №4
 

Систематическое изучение миграций началось только в конце XIX века. Ганс Мортенсен в 1890 году начал на ножки скворцов прикреплять маленькие свинцовые пластинки, а после начал печатать на них данные с обратным адресом. Так удалось не только выяснить, что птицы возвращаются с зимовки на те же участки гнездования, но и установить, что зиму они провели в солнечной Испании. Впрочем, как вы понимаете, если бы птиц занесло туда, где не нашлось бы желающих написать ученому ответное письмо, мол «видели вашу птицу номер такой-то», то эту информацию получить было бы сложно. Сейчас с этим нет проблем благодаря компактным датчикам, которые позволяют отслеживать миграции по GPS. А вот проверить гипотезу, что перелетные птицы могут по очереди спать разными полушариями во время полета, пока не представляется возможным, как и получить данные о мозговой активности птиц в полете в целом: для этого нужны вживляемые датчики совершенно другого уровня.

Зебра Зара. Фото Егора Голубкина
 
Зебра Зара. Фото Егора Голубкина

Иногда препятствия поджидают и вовсе в неожиданных местах. Когда ученые взялись за изучение зебр, встал вопрос, как быстро отличать одну зебру от другой. Да, узор у всех разный, но попробуй сходу найти нужный объект в стаде из ста голов. Тогда натуралисты придумали метить зебр пищевым красителем: это безопасно, не влияет на поведение и решает проблемы. Всё бы ничего, но для хищников такие метки оказались прекрасным целеуказателем. Не проходило и пары дней, как подопытный образец съедали. Сегодня в этом вопросе вполне могут помочь нейросети: вполне реально изучать поведение по видеозаписям, распознавая животных посредством нейросети по уникальному узору.

В книге антрополога Роберта Сапольски «Записки примата» очень доходчиво расписаны тяготы полевого биолога, изучающего гормональную реакцию на стресс у приматов. Надо не просто регулярно брать кровь у нужных особей в определенных ситуациях, но еще и делать это так, чтобы сам забор крови не стал стрессом. Ведь когда лысая горилла в пробковом шлеме тычет в тебя иглой, это сложно назвать обычной ситуацией в обезьяньей жизни. И наконец, пока происходит забор крови, нужно следить, чтобы другие обезьяны не напали на тебя и на усыплённого товарища. А дальше надо сохранить образцы, обработать и верно интерпретировать результаты. Так что не удивительно, что по некоторым аспектам жизни животных оказалось проще сказать «ну, наверное, это так» и не утруждать себя экспериментами.

Украшенная рогатка
 
Украшенная рогатка

Вернемся к слуху лягушки. Провести серию опытов, чтобы выявить, на каком расстоянии она слышит, в принципе не сложно. Нужен стенд, датчики, которые смогут зафиксировать возбуждение участков мозга, ответственных за обработку звуков, и очень тихая комната. Правда надо будет повторять опыт на разных лягушках этого вида по несколько раз на каждой лягушке. После математической обработки данных, мы будем знать чувствительность слуха у этого конкретного вида. Останется проверить то же самое у еще примерно 700 видов, некоторые из которых живут в достаточно труднодоступных местах и хорошо прячутся, и вуаля, мы знаем, на каком расстоянии слышат лягушки. Возможно, когда-нибудь, кому-нибудь это очень понадобиться и он займётся этим вопросом, а пока это вопрос, по которому у нас «недостаточно данных». И он не единственный: мы тут как-то хотели посчитать, сколько тараканов нужно, чтобы унести среднего человека (не спрашивайте, зачем) и обнаружили, что никто не удосужился посчитать грузоподъемность рыжего таракана (или подсчитал, но не обнародовал результаты). Ничего удивительного в этом нет, при всех своих достижениях человечество еще очень многого не знает о себе и окружающем мире, а о некоторых вещах даже не догадывается, что не знает. Это не плохо: значит впереди ждёт еще много удивительных открытий! Главное помнить, что иногда сказать «я не знаю» намного честнее, чем пытаться придумать ответ. Все великие научные достижения когда-то начались с этого простого и такого важного «я не знаю»!