-
Часы работы зоопарка:
  • летнее время 10:00–20:00 (касса работает до 19:00)
  • зимнее время 10:00–18:00 (касса работает до 17:00)
  • Каждый последний понедельник месяца - закрыто на санитарный день.
Версия для слабовидящих
телефон зоопарка
8 (351) 263-18-64
г.Челябинск, ул. Труда, 191
интерактивная
карта зоопарка
схема
проезда
Главная А почему нельзя просто выпустить всех животных в лес?
 

Новости

 

А почему нельзя просто выпустить всех животных в лес?

276
 
07.08.2023
 

 «А почему нельзя просто выпустить всех животных в лес?»

Отвечает экскурсовод.

Если коротко: это приведет к гибели животных. Подробности. Признаемся, тут мы немного слукавили. Чаще всего с подобным заявлением мы сталкиваемся не в форме вопроса, а в форме требования. Иногда к ним присоединяется пожелание вывезти в лес заодно и всех сотрудников. Давайте разберемся, почему ни сотрудники, ни наши питомцы не будут рады такому повороту. Для этого в первую очередь нужно понять, как животные в принципе появляются в зоопарках. Когда зоопарки только появились, подавляющее большинство животных для них отлавливались из дикой природы. Эта практика сохранялась достаточно долго, в том числе и потому, что далеко не все животные успешно размножались в неволе. Однако на сегодняшний день от отлова диких животных уважающие себя зоопарки отказались. Причем это тот случай, когда гуманное отношение к животным и чисто практические соображения идут рука об руку: при отлове велик риск травматизации, животное переживает сильнейший стресс, что негативно сказывается на адаптации.  А еще каждое животное, поступившее из дикой природы, может оказаться троянским конем, даже если это олень или обезьянка: отсутствие сведений о родителях, перенесенных в детстве болезнях сильно затрудняем медицинское обслуживание и повышает риск, что вместе с новым питомцем к вам приедет какой-нибудь трихинеллез или еще что поинтереснее. Далеко не от всех заболеваний, гуляющих по популяциям дико живущих животных, есть вакцины и эффективные лекарства, так что такая попытка обогатить коллекцию сомнительным путем скорее всего себя не окупит. Намного проще и приятнее иметь дело с питомцами, которые родились и выросли в искусственной среде: зоопарках, питомниках, центрах репродукции. Они намного проще воспринимают присутствие человека, у них понятный статус здоровья. Зоопарки сотрудничают между собой, что позволяет подобрать для детеныша подходящий дом, чаще всего еще до его рождения. Иногда коллекция пополняется случайным образом. Чаще всего это отказники. Перечень животных, от которых хозяева пытаются избавиться таким способом довольно длинный. В нашем зоопарке это Сервал Симона, макак-резус Миншаня, административный попугай Жора, питон Капитон, медведь Малыш, половина соболиного ряда – у всех эти питомцев разные истории и судьбы, но все они попали к нам из частных рук, напрямую или с приключениями. Мы любим каждого нашего питомца-неожиданность, но, очень хотели бы, чтобы таких историй было как можно меньше. Во-первых, было бы здорово жить в мире, где люди относятся к своим питомцам, как к живым существам, а не как к предмету интерьера, от которого можно избавиться, если он не подошел к обоям, начал мешать в быту или просто надоел. Во-вторых, поступают такие питомцы в очень, очень разном состоянии, часто нуждаются в длительном лечении. Понятно, что ситуации бывают индивидуальные, но чем меньше будет таких «подарков» в зоопарке, тем крепче будет наша вера в человечество! Так что, получается, сейчас из дикой природы животные в зоопарк не попадают? Увы, попадают и еще как! Чаще всего это детеныши-сироты и животные с травмами. Оптимальным сценарием для таких животных является реабилитация: комплекс процедур, который позволяет не просто вырастить/вылечить животных, но и подготовить их к выпуску в дикую природу. Это сложная многоступенчатая процедура, особенно если дело касается малышей, ведь важно, чтобы за время реабилитации животное не только восстановило здоровье, набралось сил и научилось заботится о себе (если речь о детеныше), но и сохранило естественную настороженность по отношению к человеку. Грустная правда в том, что для того, чтобы выжить в дикой природе животное должно воспринимать человека как источник опасности. Поэтому в процессе реабилитации контакт с животным стараются свести к минимуму, используют специальные процедуры кормления, чтобы появление еды и присутствие человека не закрепились в сознании. Даже в специализированных центрах подготовить к выпуску удается не всех: у кого-то травмы оказываются слишком серьезными, для каких-то детенышей просто нет адекватной программы адаптации, а кто-то до поступления на реабилитацию успел пожить рядом с людьми, привыкнуть к ним и момент для «одичания» был упущен. И это мы сейчас говорим о ситуации, когда реабилитационный центр по близости есть. А если нет? Лиса Майка, выдра Ваня, белый медведь Алтый-Сейнаш (он же Сеня), розовый пеликан Кир – выкормленные в зоопарке сироты. А если вы внимательно посмотрите на сов в наших вольерах, то заметите, что среди них много подранков, и их травмы не совместимы с жизнью в дикой природе. С конфискованными жертвами браконьеров та же ситуация, только поступают они обычно в еще более тяжёлом состоянии, если не физически, то эмоционально. Кстати, сам зоопарк не имеет компетенции изымать животных, даже для лечения. Занимаются этим компетентные органы: Росприроднадзор, Министерство экологии, мы же можем только оказать помощь по запросу и принять животное если в зоопарке есть такая возможность на текущий момент. Итак, с путями, как в зоопарк попадают животные мы разобрались. Давайте теперь разбираться, почему им нельзя в лес. Сразу отбросим животных с травмами, врожденными и приобретёнными заболеваниями. Думаю, всем очевидно, что шимпанзе Соня с ее диабетом, или сова Букля с практически не функционирующими крыльями долго в дикой природе не проживут, даже если мы-таки проявим немного предусмотрительности, и выпустим их не под уральские березки, а увезем одну в джунгли, другую на север. Но что, если взять физически здоровых животных вывести их не в Каштакский бор, а в заповедник, да еще и развести всех по законным местам обитания, чтоб не получилось, как в Австралии с кроликами (и с собаками, и с крысами, и с рыбками, и с лягушками…). Ну и наоборот, чтобы не собирать по осени мерзлых попугаев под осинками. В заповеднике людей нет, значит опасности ни животные для людей представлять не будут, ни на оборот, верно же? Там, глядишь, и инстинкты проснуться, как-нибудь да прокормятся. А вот как бы не так! Про то что там с инстинктами и как они там просыпаются мы поговорим в другой раз. Это тема жуть какая интересная и сложная. Если коротко: чем сложнее поведение, связанное с добычей пищи (и не только), тем выше в нем роль обучения. Видели когда-нибудь, как кошка учит котят охотится? Если у котёнка такого опыта не было, он с высокой долей вероятности будет демонстрировать элементы охотничьего поведения, но прокормить себя таким способом не сможет. Вернёмся к теме. Может быть, можно выпустить зоопарковских постояльцев в заповедник и подкармливать их там? А как вы думаете, как на это отреагируют другие обитатели заповедника? Это же не чисто поле, заповедники создаются именно для того, чтобы позволить животным размножаться и жить в максимально естественных условиях. И тут мы берем, и открываем в этом царстве натуральности и естественности столовку для избранных. Многочисленные опыты (чаще всего не преднамеренные), когда у диких животных появлялся доступ к помойкам с пищевыми отбросами, показывают, что поведение животных в таких ситуациях меняется стремительно. Так что за идею устроить такие кормушки «для своих», сотрудник заповедника будут сильно ругаться, а может быть даже побьют. Что касается отсутствия людей, то заповедники забором не обнесены, и исключить ситуацию, что волк Люк, истосковавшись по человеческому вниманию и любимым почесушкам, бодро прорысит в сторону ближайшего населенного пункта, а там ему окажутся не рады, тоже нельзя. Так, стоп! А как же все эти трогательные видео о том, как лев после многих лет заточения делает первые шаги на свободе? Все просто. «Свобода» в данном случае – это не дикая природа и даже не заповедник. Это специализированные учреждения, с ограждениями, системами кормления, изолированные от дикой природы. Прекрасная инициатива, вот только таких учреждений мало, да и подходит такая резкая смена обстановки далеко не всем. Для старых или травмированных животных своевременное медицинское обслуживание, теплые (или прохладные), удобные и уютные места для размещения и своевременное питание намного важнее, чем большая территория. Это примерно то же самое, что перевезти своих пожилых родственников в деревню: если там нет коммуникации, до райцентра 20 км, а у родни проблемы со здоровьем, то радость от огурцов «с грядочки» и малинника в ближайшем лесу быстро померкнет. Хорошо, давайте просто не будем давать животным размножаться. Пусть те, кто есть, доживают свой век в зоопарках, а потом мы их постепенно закроем. Если Вы внимательно прочитали предыдущий текст, то уже понимаете, что это не решает проблему отказников и не выпускных животных. А для остальных возникает другая проблема: для многих из тех, кто живет сейчас в зоопарках, места в дикой природе не осталось. Мы уже рассказывали историю про зубров, чью популяцию удалось восстановить только благодаря животным, жившим в искусственных условиях. Олени Давида, птица Миту, Гавайская ворона – животные, которые на сегодняшний день живут и размножаются только благодаря зоопаркам. Количество видов, в чьем статусе значится «вероятно исчезнувшие» и «находящиеся под угрозой исчезновения» увеличивается, и если есть возможность сохранить хоть часть из них – от не стоит отказываться. Сосуществование человека и животных- сложнейшая, комплексная проблема. Как бы не жаждала душа простых решений, надеяться, что устранение зоопарков все исправит, примерно так же наивно, как рассчитывать, что закрытие детских домов искоренит сиротство как явление. Человечество слишком долго жило с ощущением «создан весь этот мир для утехи твоей». Надо менять отношение в целом и начать с ответственности за тех, кто волею судеб оказался рядом с нами и на нашем попечении. А сотрудников вывозить в лес и вовсе бесполезно. Вернуться назад, причем голодные и злые, так что лучше не рисковать.